Что делать, если случайно постирали загранпаспорт?

Надо получить удовольствие, это нормально

Алексей Котляр

Я отчаянно ее люблю, она относится ко мне снисходительно. Всегда яростно добиваюсь, она же издевается и насмешливо отказывает. Допускает к себе, кокетливо капризничая. Допускает раза два в год – не чаще. Все началось в юности. Я тогда жил в Харькове, она неподалеку.

У меня с заграницей сложные, запутанные отношения.

 Я сугубый материалист, но, несмотря на это, искренне верю в судьбу. Есть неисправимые неудачники, а есть баловни судьбы. Иногда в глобальном смысле, иногда – в локальном. Мой личный рок – поездки за границу. Причем ситуация не меняется из года в год – каждый раз сталкиваюсь с чудовищными препятствиями, которые потом мистическим образом преодолеваю. В этом году безнадежно постирал загранпаспорта всей семьи за месяц до отлета в Испанию. Впрочем, начну сначала.

Итак, я жил в Харькове, а друзья пригласили в Бельгию. Это было в 1993 году, когда деньги на то, чтобы добраться до Антверпена, я найти мог, а на визу – нет. Впрочем, в 20 лет я такими мелочами не заботился. Ни я не заботился, ни мой харьковский друг Дыка, с которым мы и рванули.

Для того чтобы попасть в Бельгию, надо было пересечь три границы. С первой и второй проблем быть не могло – из Украины в Польшу мы попадали вполне легально, а между Германией и Бельгией она весьма символическая. Опасения вызывал кордон между Польшей и Германией. Однако слышали множество рассказов, как украинцы и русские с легкостью этот кордон преодолевали.

Первоначальная идея – взять врага нахрапом – провалилась. Через мост, разделяющий польский Субице и немецкий Франкфурт-на-Одере, тянулась вереница пешеходов, которые не очень интересовали пограничников. Однако стоило нам сделать каменные физиономии и попытаться невозмутимо перейти мост, как услышали строгое: «Хальт!». Рылом не вышли, наверное.

Вечером в отеле был разработан план. Рядом с польским городком Субице реку Одер, которая, собственно, и является границей, пересекают железнодорожные пути. Есть прекрасный железнодорожный мост, по которому кроме поездов ничто не ходит, а главное – в районе этого моста не было замечено пограничников.

Переходить решили часа в 4 утра, ночь коротали в пустующей пограничной будке с польской стороны. И тут в наш безупречный план вкралась непогода. Был февраль, погода теплом не баловала, а тут еще и дождь пошел вперемешку со снегом. Огонь в пограничной будке разжигать не рискнули, греться стали водкой. И нет бы нам греться тихо, да ближе к часу ночи начали петь песни. Сначала тихонько.

Около двух часов дверь была выбита сапогом пограничника, в будку ворвались несколько ребят в форме и с автоматами.

Про наши приключения на заставе уж рассказывать не буду – достаточно сказать, что именно тогда у меня в паспорте появился штамп: «Покинуть территорию Польской Республики в течение 24 часов». С этого момента я начал привыкать, что просто так мне рубежи Родины преодолеть не удастся.

***

Вторая история произошла буквально года через два. А всего лишь поехал из Харькова в Иваново – из города, где прошло мое детство и юность в город, где уродился.

Прошло два года, за это время я успел потерять свой гражданский паспорт и просрочить заграничный. Причем, про то, что загран просрочен, я узнал, сидя в купе поезда №20 «Харьков-Москва» от российского пограничника. Потом провел прекрасные несколько часов в линейном отделе милиции, где довел сотрудников до ярости, дерижируя хором пьяненьких девушек, задержанных за мелкое хулиганство. В результате девушек отпустили, а меня отправили на попутном поезде обратно в Харьков под присмотром проводника.

На следующий день опять из Харькова доехал на электричке до самой ближайшей остановки к России – благо от украинского Харькова до российского Белгорода всего-то около 70 километров. Там пешочком перешел границу, сел в ближайшем заграничном селе на автобус и через пару часов уже ехал в Москву на поезде.

С тех пор разные предзаграничные казусы случались со мной регулярно. Уже став гражданином России, полетел с семьей в Турцию. Система выдачи новых загранпаспортов дала сбой именно на мне – каким-то непостижимым образом был нарушен электронный канал связи между Москвой и Иваново. Я видел свой документ, держал в руках, но не мог его получить – не хватало последнего штриха. Паспорт получил за день до отлета, когда надежда уже была потеряна.

***

На пограничном контроле в Израиле мне устроили получасовой допрос – видите ли, пограничникам (вернее, пограничницам) показалось, что мое лицо не очень похоже на то, которое изображено на фотографии в паспорте. Готов с ними согласиться – действительно был непохож.

Кстати, когда, в конце концов, меня пропустили, показалось, что уверенности в моей подлинности у пограничниц не прибавилось.

***

Потом была Германия. Летал по делам, визу получал в срочном порядке – туристическую, а не рабочую. Все решилось за сутки до отлета, что, впрочем, нормально.

Сел в Иванове в поезд Кинешма-Москва. Задержали с отправлением почти на два часа. Заметно волнуясь (чего ж не волноваться, если маршрут был разработан с педантичной точностью), подхожу к проводнице: «Как вы думаете, намного опоздаем?». Отвечает: «Что вы! По пути наверстаем».

Проснулся, посмотрел на часы. До прибытия в столицу по расписанию оставалось минут 15. Сразу насторожила благостная тишина в вагоне. Никто никого не поднимал, заставляя оправиться черт знает за сколько километров до санитарной зоны. Очереди в туалет не было. Проводница дремала в своем купе.

Чуть не заикаясь, спрашиваю: «Когда прибываем». В ответ так лениво, позевывая: «Часа через два должны, вроде. Если еще не опоздаем».

В Шереметьево я примчался, когда регистрация закончилась. Но любимая заграница в очередной раз, лукаво подмигнув, отдалась – уговорил пропустить.

***

Путевку в Испанию в кои-то веки купил заранее. Даже не просто заранее, а беспрецедентно – за два с половиной месяца. Отель был оплачен, перелет тоже. А за месяц до отлета с утра, зайдя в ванную, обнаружил на внутреннем стекле стиральной машины какие-то ошметки бумаги.

Я сразу все понял. А тут еще жена позвонила: «Ха-ха. Ой, Леша! Спешила на работу, не стала открывать стиралку, но ты опять что-то постирал». И заливалась веселым жизнерадостным смехом. Подумал, сказать что ли, что я настирал сегодня ей отпуск на даче? В общем, промолчал. Сказал только тогда, когда вопрос с оформлением новых загранпаспортов был решен.

Начал издалека: «Дорогая, тут появилась возможность быстренько сделать новые паспорта на 10 лет, а то старые уж через пару лет заканчиваются». Ответ: «Ну, что опять натворил?».

Визы в Испанию были получены согласно традициям – посольство объявило, что дня на три прерывает работу по какой-то не очень интересовавшей меня причине. Конечно, о том, что визы даны, стало известно ровно за день до отлета.

***

Что примечательно, хотел рассказать об Испании, об этой чудесной стране, а перешел на личности – с судьбой начал пререкаться. А все потому, что говорить об Испании очень трудно. Слов много, но чувствуешь, что как-то не подходят они.

Я с семьей был в городке Салоу – 100 километров от Барселоны, 15 минут на автобусе до самого большого парка аттракционов в Европе после парижского Диснейленда – Порт Авентура.

Вот, написал и подумал, что на этом стоит остановиться – боюсь скатиться к какой-нибудь банальщине типа: «замечательные достопримечательности, прекрасные пляжи, чудесное обслуживание, великолепный Гауди…». Впрочем, почему бы и не скатиться. Скачусь – Гауди – великолепен, хоть и безумен.

 В общем, еще хочу в Испанию. Но, впрочем, я много, где еще не побывал. Заграница же допускает к себе раза два в год. Хоть и отчаянно капризничает при этом.



11 июля 2011, 14:32 +1,368





Оставить свой комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения.

Google+